"Дело Христово" - православие и общество

Бог и Человек. Вера и общество. Сегодня все больше интереснейших вопросов возникает, когда личное и общественное соприкасается на вопросах культуры. Этому и будут посвящены сии заметки... При цитированиии и ином использовании ссылка обязательна.

Моя фотография
Имя:
Местоположение: Москва, Россия, Russia

6.09.2005

Дела благотворения

Сегодня невольно стал участником довольно оживленной беседы двух православных девушек. Присоединился к ним за столом, а речь оказывается идет о милосердии.

В двух словах спор крутился около "подавать - не подавать".
Мне почему-то сразу вспомнилась одна знакомая. Хотя знакомой ее, если честно, мало кто имел право назвать - ведь с бомжами не знакомятся. Звали эту женщину Татиана и была она "бригадиршей" церковных нищих. Эта "бригада" человек в пять всегда собирала пожертвования у нашего храма и мороки от них, как всегда, было много. То канализацию забьют кипами сотенных купюр (кто еще помнит такие синенькие бумажки были, примерно, как сейчас копеек десять), то пьяные соберутся. Но их "мама" почти никогда не была пьяной (во всяком случае, я ее такой не видел). Она была без одной ноги, на костылях, выглядела крайне плохо, но себя и "братву" держала достаточно опрятно, во всяком случае, храмовый двор обычными бомжевыми запахами не засоряли.

У меня они почему-то никогда деньги не брали, как я потом выяснил - из большого уважения (за что?). Тогда я им приносил что-нибудь съедобное из столовой. Татиана сама рассказывала, что они нормально собирают - на жизнь хватает более чем, даже после посещения "крышевой" братвы, но я все равно приносил, потому что считал, что о своем здоровье и питании они меньше всего будут заботится.



Был один-единственный день, когда я заставил Татиану взять деньги, причем немалые (что-то около ста рублей по нашему). Подхожу к храму - она сидит в одиночестве, трезвая, но ни на кого внимания не обращает. Это было ей вообще характерно - она никогда не просила ни "Христа ради", ни на операцию или подобные "доводы", просто брала, что давали. Подходя к ней я заметил впервые появившийся в ее руках картонный лист. Прочитал - на нем было написано: "У меня сегодня праздник". Причем без восклицательного знака. Такая непосредственность меня просто "срубила" и я заставил ее взять все, что было тогда в кармане, а, уже проходя дальше, кинул в след: "С днем рождения тебя!" Она испуганно встрепенулась, но глаза показывали уважение и благодарность. Я понял верно.

Конец ее, как и многих людей "ее круга", был печален. Однажды, в те года, когда москвичи еще не отгораживались сами от себя кодовыми замками и домофонами, она в сильный зимний мороз зашла в подъезд погреться. Местные горожане, безуспешно пытаясь выгнать бомжиху на улицу ("не важно куда, лишь бы не у нас"), облили ее из ведра холодной водой. Этой же ночью она повторила судьбу генерала Карпова.

Надеюсь и буду молиться, чтобы Господь принял ее страшную кончину во оставление и искупление ее грехов.

Эти люди тоже могли проявить милосердие. Интересно, может даже кто из них проходил мимо нее когда-то и бросал лишнюю монету в ящик...

Другую сторону этого вопроса мне когда-то озвучил один священник, спросив неожиданно: "А ты пьяным милостыню подаешь?" Я сказал, что - нет, грешен - брезгую. На это он рассказал неожиданно:

Он вообще раньше пьяным не подавал и даже не разговаривал. Но однажды так случилось, что один местный алкоголит его просил открыто на выпивку, а недолго после того, как отец отправил его восвояси, он умер от последствий запоя. "Алкоголики, именно такие, законченные - они ведь прежде всего больные" - пояснял батюшка, - "И кто знает, подай я ему тогда на стакан - может у него хватило несколько дней и он успел хоть чуть-чуть о душе и Боге задуматься. Конечно, это маловероятно, даже, скорее всего, я ошибаюсь, но кто нам дал право судить людей? Вот после этого всегда подаю, хоть не я виновником их преждевременной кончины буду".



В православной среде, как правило доминирует точка зрения, что надо подавать всем без разбора, кто просит - Господь сам определит действительно нуждающегося. И часто в пример приводят жизненный уклад святого правелного Иоанна Кронштадтского, он, мол, всем подавал без разбора, так что даже матушке в Епархиальное Управление жаловаться приходилось. Так, да не так. Но об этом - завтра.